Замки для опалубки, комплектующие и запасные части к опалубочным системам.
Наша компания производит комплектующие к опалубке...
Круг
Круг Ст45 ф250мм. Продажа Частями либо целиком.
Гнутый швеллер
Швеллер гнутый собственного производства.
Лист просечно вытяжной
Лист ПВЛ (просечно вытяжной лист) для металлических...
Работы по демонтажу наплавляемой кровли по Самаре и области.
Выполняем работы по демонтажу наплавляемой кровли по...

«Она растолстела, смотреть было противно»

«Она растолстела, смотреть было противно»

Если брак несчастливый, можно развестись и разделить имущество. Но герою нашей истории оказалось нечего делить — жена оставила его без всего.

Алексея познакомила с Ирой родная сестра. Сказала брату: мол, вот девушка одинокая, с собственной квартирой, самостоятельная, замуж очень хочет, если будет желание — позвони. И дала телефон. Алексей позвонил, встретились. «Мне было уже за 30 тогда, — вспоминает Алексей. — Мечтал о собственной семье, очень хотел детей. Квартира у меня была однокомнатная в Красногорске, досталась от бабушки. Высшего образования нет, но зарабатывал неплохо, занимаюсь ремонтами. С девушками встречался, но они сейчас все такие самостоятельные, независимые, ищут богатых. Рожать согласны, если у мужа есть деньги, чтобы няню нанять ребенку. А я парень простой, родители тоже обычные работяги. Вот и Ира мне понравилась тем, что она скромная, без особых запросов. Подумал, что из нее получится хорошая жена и мама. Как потом оказалось, сильно ошибся».

Ире в момент знакомства с Алексеем было 32 года. Она работала поваром в кафе и жила в квартире, которая досталась от родителей. У девушки никого из близких не осталось: брат погиб в автокатастрофе, а родители после трагедии протянули недолго. Как выяснилось, у Иры кроме подмосковной двухкомнатной квартиры была еще дача и отдельный гараж. Все родственники Алексея шутили: «Женись, невеста богатая».

Но тот в загс не спешил. «Не любил я ее, — признается Алексей. — Так, время вместе проводили от скуки. Месяца два всего повстречались, и тут она мне объявила, что беременна. Мы вроде бы предохранялись, но презервативы стопроцентной гарантии не дают. Я, в общем-то, и не сомневался, что ребенок мой. Ладно, думаю, все равно ведь хотел детей, судьба, значит. Женился».

Алексей считал жену не слишком умной, но тихой, спокойной и доброй. Все оказалось ровно наоборот: «дурочка» легко обвела доверчивого мужа вокруг пальца. Сначала они поселились в «однушке» мужа, а свою квартиру Ира сдала арендаторам. Когда родился ребенок, жена заявила Алексею, что втроем в «однушке» тесно. Однако она не собиралась переезжать в свою двухкомнатную: зачем отказываться от стабильного ежемесячного дохода в 20 тысяч? Жена предложила мужу: «Давай я продам свою дачу, а ты — квартиру? Добавим немного и купим жилье побольше, может, и на трехкомнатную хватит».

Муж согласился, причем особо не беспокоился из-за продажи собственного жилья. «У нас в семье родители не хитрили, ничего друг от друга не скрывали, — объясняет Алексей. — Я полностью доверял Ире, отдавал все, что зарабатывал. У нее хранилась моя зарплатная карта и все кредитки, она единолично распоряжалась деньгами. Когда пошли разговоры о продаже моей квартиры и покупке новой, я практически ни в чем не сомневался. Хоть и не особо подкован юридически, но знал, что вся недвижимость, которую приобретают в браке, принадлежит мужу и жене и при разводе делится поровну. Чего переживать?»

На время сделки арендаторов из двухкомнатной квартиры все-таки выселили, и семья жила там, пока риелторы продавали «однушку» в Красногорске и дачу и подыскивали для семьи новый вариант. Выбрали в окрестностях Красногорска «трешку» в довольно новом доме — 2014 года постройки. Продавали первые хозяева, не инвесторы. В квартире делали ремонт для себя, так что отделка была качественной, даже ничего менять и переделывать не надо. Продавцы решили перебраться в Москву, цену назначили адекватную — 5,9 миллиона рублей.

Проведением сделки занималась Ира. Неожиданно для себя Алексей обнаружил, что у жены, оказывается, железная хватка, прекрасные организаторские способности и деньги она считать умеет. Сам он практически не участвовал в переговорах и оформлении покупки — некогда было. Жена ему сказала, что все запишет на себя: «Какая разница? Все равно это совместная собственность».

Купили квартиру, переехали, «двушку» снова сдали в аренду. Места стало больше, но семейная жизнь не складывалась. «Простушка» и «скромница» Ира оказалась еще той мегерой и регулярно закатывала мужу скандалы и истерики. Она прибрала к рукам все деньги, которых все равно не хватало. «Моя зарплата, арендная плата за двушку — ей всего было мало, — рассказывает Алексей. — Я не понимал, куда и на что она тратит — одевается во что попало, за собой вообще не следит, в парикмахерскую не ходит. Профессия у нее повар, но она дома практически не готовила, кашу сыну сварит, а сама на каком-нибудь фастфуде сидит. Растолстела, смотреть противно».

Тем временем Ира, видимо, понимая, что муж ее не любит и рано или поздно уйдет, покупала валюту и открывала в банках депозиты. Со временем скандалы участились. Возвращаясь из командировок, Алексей видел, что жена совершенно не занимается домом и ребенком. Ира не просила нанять няню, но и сама мало обращала внимания на сына, не играла с ним, не читала книжки, не ласкала. Мальчик в два года практически не разговаривал и отставал в развитии от своих сверстников. Отца бесило, что ребенок выглядит заброшенным и неухоженным, и он сам стал покупать ему одежду. Но Ира все равно надевала на сына то, что похуже — мол, какая ему разница, все равно испачкается на прогулке. По любому поводу она орала на малыша.

«Я не знаю, сколько бы еще терпел все это, — говорит Алексей. — Но все кончилось, когда соседка рассказала, что видела, как Ира на улице толкнула ребенка и он упал. Наверное, можно стерпеть, что жена непривлекательная неряха, скупая. Но она и собственного ребенка не любит. Сколько можно мучиться? Да и зачем?»

После очередного скандала Алексей забрал сына и уехал от жены-истерички к родителям. Потом снял квартиру. С ребенком ему помогала мама, и мужчина стал планировать развод. Надеялся, что после раздела имущества купит себе жилье и отсудит ребенка (думал привлечь в качестве свидетелей соседей). Но оказалось, что делить с женой ему нечего. Ира объявила, что «трешка» принадлежит ей по договору дарения. Как оказалось, тихоня провернула целую мошенническую операцию: подкупила продавцов квартиры, и вместо договора купли-продажи была оформлена дарственная. Как известно, подаренное имущество при разводе не делится.

Мужчина сейчас в растерянности. Собирается нанять юриста: может быть, получится доказать, что сделка дарения была ничтожной. Жена шантажирует его, требуя вернуть ребенка. Она пытается склонить соседей на свою сторону, рассказывая небылицы про мужа. «Ребенок ей нужен только для того, чтобы я алименты платил, — утверждает Алексей. — Но мне жалко не денег, а сына. Страшно отдавать его такой матери. А на квартиру я еще заработаю».


Источник: Дом.Лента.ру
15:39
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!