Доставка щебня 5-20 и 20-40 СПб и Лен. область
Доставка щебня 5-20 и 20-40 СПб и Лен. область. ПГС...
Декоративный интерьерный камень кирпич Люми-Нация.
Профессиональное производство гипсового декоративного...
Светящийся декоративный искусственный камень Люми-Нация
Производство и продажа светящегося в темноте...
Алюминиевый плинтус, профили для плитки, деформационные швы.
Компания «Элион» предлагает большой выбор строительного и...
Покупка и Вывоз Металлолома от 1й Тонны. Комплексные Работы По Демонтажу.
ЧЕРМЕТСЕРВИС на постоянной основе приобретает ЛОМ черных...

«Я не стал мелочиться, деньги были»

«Я не стал мелочиться, деньги были»

Шикарный дом Виктора в окрестностях Риги уже почти год пустует. Продать недвижимость по нормальной цене не получается, как и жить в Латвии. Недвижимость в бывшей советской республике мужчина приобрел семь лет назад. Тогда он и подумать не мог, что это поставит его брак на грань уничтожения.

«Но у меня ситуация нетипичная, — предупреждает Виктор, — поэтому обобщать не надо. Вполне может быть, что кто-то живет в Евросоюзе и всем доволен, жизни радуется. У нашей семьи не сложилось».

Виктор — предприниматель, ИП зарегистрировано в Москве. В тот год, когда он покупал дом, бизнес как раз шел в гору, доходы были стабильными. И в личной жизни тоже все было на подъеме, если можно так сказать: Виктор ушел от прежней жены, оставив ей квартиру, и женился на одной из своих сотрудниц. Катя была на 20 лет моложе.

«Когда мы с Катей начали жить вместе, я решил купить новое жилье, — рассказывает Виктор. — Хотелось создать ей все условия, комфорт, все такое. Но рядом с Москвой недвижимость такого уровня, который мне хотелось, стоила, прямо скажем, очень дорого. Нет, я бы мог поднапрячься и купить, но зачем? В Латвии нашел шикарный дом. Это не настолько далеко от Москвы, можно приезжать по делам. И в Европу выехать — тоже без проблем».

Дом, который Виктор купил для молодой жены, находился в пригородной зоне, на территории бывшего санатория. Очень живописное место, хвойный лес, и при этом до центра латвийской столицы рукой подать, на машине ехать всего 10-15 минут, а пробок практически никогда нет. Сам дом — даже не дом, а скорее таунхаус на несколько квартир — оказался очень удобным. За каждой квартирой закреплен собственный участок с автостоянкой, зоной барбекю, беседкой. Рядом, за забором, спортивная площадка, которой пользовались все жители.

Квартира площадью больше 200 метров располагалась на двух уровнях. Но фактически этажей было три, так как в нижнем, подвальном, разместили все кладовые и еще огромную гардеробную. Катя была довольна. Она выросла в Рязани, в очень простой семье, а тут вдруг попала в такой дворец.

«Жена попросила меня купить хотя бы небольшую квартиру в ее родном городе, чтобы можно было приезжать и жить сколько угодно рядом с мамой, никого не стесняя. У мамы-то была двушка 45 квадратных метров или типа того, — вспоминает Виктор. — Ну, я не стал мелочиться — купил в центре в самой дорогой на тот момент новостройке большую четырехкомнатную квартиру. Деньги были, почему не сделать жене приятное?»

Первое время жена действительно была счастлива. В Латвии она стала активно изучать язык, сдала экзамен, получила вид на жительство, заключив контракт с местной фирмой. Само собой, муж спонсировал все, ни в чем жене не отказывал, тем более что она вскоре забеременела. Наблюдалась у врачей и рожала в Латвии.

После рождения сына простенькая и непритязательная Катя вошла во вкус и стала создавать себе «красивую жизнь». Она уже не стеснялась пользоваться средствами мужа. Наняла ребенку двух местных нянь-латышек — дневную и ночную. Огромную квартиру убирала приходящая горничная. Молодая хозяйка была категорически против приготовления еды в доме: на кухне царила стерильная чистота, в комнатах — никаких запахов. Питалась семья исключительно в кафе и ресторанах, в холодильнике — только фрукты, овощи, сыр и йогурт. Максимум, что могли приготовить сами, так это пожарить колбаски на барбекю. Если у семьи бывали гости, еду тоже заказывали в ресторане — там все упаковывали и привозили домой.

Близких друзей у Кати и Виктора в Латвии не появилось. Правда, они общались с одними соседями — эта пара тоже представляла собой «неравный брак»: мужу под 70 лет, жене нет и 30, он преподаватель, она — его бывшая студентка. Бывало, встречались семьями, пили вино. Встречи обычно заканчивались политическими дебатами — разбирались, кто «жертва», кто «захватчик», кто прав, кто виноват. Ругались, потом мирились. Но Кате с соседями было скучновато, ей не хватало подруг, друзей, прежнего веселья — в Москве-то зажигала по молодости в клубах.

А вот Виктора до поры до времени устраивала семейная жизнь на территории Евросоюза. Он примерно раз в месяц ездил в Москву, решал рабочие вопросы, потом возвращался, и они с женой и сыном отдыхали — путешествия, развлечения, спорт. Но постепенно стали появляться некоторые сложности, в том числе финансовые. Доходы год от года снижались: появились конкуренты, изменились условия на рынке, бизнес шел трудно. Намекнул жене, что надо быть поэкономней, но Катя намеки понимать отказывалась, самостоятельно воспитывать ребенка, убирать и готовить она явно не собиралась. Между тем содержание и обслуживание дома обходилось дорого, и это стало Виктора напрягать.

Вторая проблема наметилась, когда сын стал приближаться к школьному возрасту. Так как мальчик рос с нянями, он знал здешний язык почти так же, как и русский. Потом отдали малыша в местный садик, так что никакого языкового барьера у него не было. Но в садике с детьми только гуляли, кормили и укладывали днем спать, обучением никто не занимался. Чем ближе была школа, тем больше родители задумывались о качестве образования: оно очень отличается от российского. Можно найти школу с преподаванием на русском языке, но программа все равно другая. А что потом — поступать в местный институт?

«Я понимал, что дауншифтинг, который мы себе устроили, ребенку не подходит, — признается Виктор. — Школа нужна если не московская, то уж точно российская. Это тоже был аргумент в пользу возвращения».

Была еще одна причина, о которой в семье не слишком распространяются. Катя — то ли от безделья, то ли от скуки и одиночества, то ли от того и другого вместе — стала выпивать. Сначала делала это в своем новом стиле — красиво: накрывала стол, ставила фрукты, наливала себе бокал-другой. Потом об эстетике заботиться перестала и парой бокалов уже не ограничивалась. Во время отъездов мужа жена отрывалась на полную катушку. Когда Виктор понял, что ситуация серьезная, было уже поздно. Бороться с зависимостью жены муж решил радикально: сменить обстановку, образ жизни, уехать. Вопрос о том, куда ехать, не стоял — в четырехкомнатную квартиру в родном городе Кати. Денег на покупку московского жилья у бизнесмена пока нет.

Всем знакомым выдали официальную версию: семья возвращается в Россию из-за ребенка, которому скоро в первый класс. Так что их все поняли и не удивились. Дом Виктор выставил на продажу, но пока покупателей нет: кризис очень сказался на спросе на местную недвижимость.


Источник: Дом.Лента.ру
16:46
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!