Решетка водоприемная чугунная
Имеется в наличии водоприёмная решётка (ливневка) Чугун...
Труба нержавеющая Aisi 304
Продам трубы нержавеюшие AISI 304 э/св. Длина 5-6 м...
Установка ГНБ Drillto ZT-15L б/у
Имеем намерение продать установку ГНБ (горизонтально...
Грузоперевозки по России. Логист-диспетчер.
Грузоперевозки по России! С радостью помогу вам найти...
Пиломатериалы оптом, ель, сосна, осина, береза, оцилиндрованное бревно
Заготавливаем лес, ель, сосна, осина, береза, пилим на...

«Я его смерти не ждала»

«Я его смерти не ждала»

Одиноких стариков в России все больше. Некоторые из них готовы обменять свои квартиры на уход и заботу. Героиня нашей истории согласилась на такую сделку, о чем потом пожалела.

Тамаре квартира досталась по завещанию от знакомого старика. Но еще раз пройти через такое она бы не решилась. Да и первый-то раз случился от безысходности.

«Всю жизнь работаю медсестрой, зарплата маленькая. Но детей смогла обеспечить жильем и считаю, что это самое главное. И вообще, думаю, что для детей нужно делать все по максимуму, мне лично ничего для них не жалко, все готова отдать», — говорит Тамара.

С первым мужем она разошлась, когда обе дочери были еще совсем маленькие. Дети выросли, старшая дочка вышла замуж. Поскольку жить молодой семье было негде, Тамара оставила дочери и зятю свою двухкомнатную квартиру, которая досталась еще от родителей. А сама с младшей дочкой переехала к мужчине, которого называет мужем, хотя официально брак с ним не оформляла — просто стали жить вместе на его жилплощади. Хотя условия были так себе, признается Тамара: «У мужа в подмосковном поселке частный дом, который он делит с родной сестрой. Дом им остался в наследство. Не знаю, как так получилось, но у сестры оказались три большие комнаты, а у мужа — две маленькие. В одной из этих комнат поселились мы, в другой — моя младшая дочка. А кухня у нас общая с его сестрой. По сути, жили в коммуналке. Но я была готова на эти неудобства ради детей».

Старшая дочь благодаря маме действительно жила комфортно в просторной квартире. В ее семье все было хорошо, родился ребенок, внук Тамары. А вот младшая дочка и сама Тамара чувствовали себя неуютно на чужой территории. Хотя Тамара постепенно начала отвоевывать себе пространство. Правда, в доме это сделать не получилось, зато при нем был просторный участок, где она посадила большой огород и развернула целое хозяйство: они с мужем даже выращивали кроликов и гусей на продажу.

В больнице она работала посменно, сутки через трое, поэтому времени хватало. Все заработанные деньги вкладывали в свою «ферму». Со временем появились постоянные клиенты — например, коллеги из больницы заказывали домашнюю продукцию. Подсобное хозяйство стало приносить какой-никакой доход. Но Тамара понимала, что как бы она ни старалась, на квартиру все равно не заработает.

«Младшую было жалко, — вспоминает Тамара. — Она уже студентка, а угла своего нет. Сестра мужа к нам относилась неважно. Я-то переживу, а вот дочка… Стала она меня просить помочь ей снять жилье».

Ради дочки Тамара была готова на все, поэтому стали подыскивать варианты для аренды. В итоге сняли недорогую комнату. Но неожиданно нарисовался вариант в другом роде: женщина получила интересное предложение от немолодого знакомого. Николай Петрович жил на соседней улице в старом пятиэтажном доме. Жена у него умерла, детей и родственников не было.

«Мы с ним познакомились в больнице, где я работаю, — говорит женщина. — Потом оказалось, что живем рядом. Он такой, как бы сказать, интересный персонаж: в молодости любил покуролесить, погулять, а на старости лет остался один. Хотя не такая уж старость — лет 68 ему было. Глаз еще горит, а здоровья нет. Присматривать за ним некому, родных никого».

Поначалу Николай Петрович по старой привычке пытался с Тамарой заигрывать, ухаживал. Предложил переехать к нему: «Мне жить недолго осталось, а тебе квартира останется». Она отшучивалась. Потом задумалась: а ведь это выход. Конечно, выходить замуж за пожилого ловеласа и переезжать к нему она не собиралась, но была готова оказывать ему помощь и поддержку. Не просто так, а за квартиру. Она хоть и запущенная, в старом доме, но в хорошем стародачном месте, недалеко от Москвы, такое жилье всегда в цене.

В конце концов договорились: Тамара за Николаем Петровичем ухаживает до самой смерти, а он отписывает ей квартиру по завещанию.

Так и сделали. Мужчина написал завещание, документ заверили у нотариуса. Тамара посещала Николая Петровича регулярно, раз-два в неделю. Покупала продукты, иногда приносила и свои «фермерские». Готовила еду. Оплачивала «коммуналку», убирала квартиру, стирала, гладила. Характер, правда, у Николая Петровича был специфический, своих вредных привычек он не бросал, любил выпить. Но они ладили, и он вроде бы всем был доволен.

Проблемы со временем все-таки возникли, причем там, где их никто не ждал. У Тамары появились конкуренты. Дело в том, что у Николая Петровича были соседи. До появления в его квартире женщины им до старика никакого дела не было, они и не общались практически. Но когда увидели, что к нему зачастила Тамара, — забеспокоились, стали выспрашивать, как и что. Николай Петрович был человек бесхитростный, все рассказал. Соседям, видимо, стало досадно, что блестящая мысль пришла в голову Тамаре, а не им.

Они начали проявлять активность: захаживали к старику в гости, угощали, в том числе выпивкой, подарили свою старую стиральную машину. Стали «дружить». На Тамару наговаривали, что могла бы и почаще заходить, и повнимательнее быть. Но Петрович хоть и принимал подарки, Тамаре не изменил.

«Честное слово, я его смерти не ждала, — говорит Тамара. — Случилось все неожиданно. Его нашли в квартире. Он пару дней не выходил. Соседи позвонили, никто не открывал. Тогда они вызвали полицию — он лежит мертвый. А я и не знала ничего». Потом было много разборок, разговоров разных. Естественно, проводилось следствие, труп отправили на судмедэкспертизу.

Никакого криминала вскрытие не обнаружило. Выяснилось, что у Николая Петровича было кровоизлияние в мозг, смерть наступила от естественных причин. Но все то время, что продолжалась экспертиза, Тамара чувствовала себя ужасно. Напрягали разговоры и шушаканья, которые она замечала. Соседи покойного смотрели на нее с подозрением. Люди судачили о том, что смерть старика была неслучайной. До женщины доходили слухи, и все это было страшно, неприятно и обидно. Терзалась еще и чувством вины, переживала из-за того, что подопечный умер один, что его хватились чужие люди, а не она.

Женщина пережила тяжелые дни, но квартиру по завещанию от своего подопечного все же получила. Поселить в ней дочь она не захотела — из-за соседей и плохих воспоминаний. Квартиру продали и купили взамен другую, в доме поновее. Пришлось немного доплатить, но теперь обе дочери Тамары обеспечены жильем.

Сейчас у женщины есть еще одна потенциальная клиентка — ее бывшая коллега, которая всю жизнь проработала врачом. У пенсионерки нет никого из близких, и она обратилась к Тамаре: «Я тебя давно знаю, и образование у тебя медицинское, сможешь укол сделать, капельницу поставить. Я тебе доверяю. Давай заключим договор ренты, я тебе все оставлю».

Но после истории с Николаем Петровичем Тамара не спешит соглашаться: «Это трудное дело. Не только физически. Ты ухаживаешь за чужим человеком. Надо, во-первых, угождать, свои эмоции сдерживать, всегда быть в хорошем настроении. Во-вторых, это не должно выглядеть как, что ты работаешь чисто за квартиру. Надо к человеку с душой. С Петровичем у нас получалось, он добрый был, простой. А она требовательная очень, капризная. Думаю, что откажусь».


Источник: Дом.Лента.ру
13:57
482
Нет комментариев. Ваш будет первым!