Доставка щебня 5-20 и 20-40 СПб и Лен. область
Доставка щебня 5-20 и 20-40 СПб и Лен. область. ПГС...
Декоративный интерьерный камень кирпич Люми-Нация.
Профессиональное производство гипсового декоративного...
Светящийся декоративный искусственный камень Люми-Нация
Производство и продажа светящегося в темноте...
Алюминиевый плинтус, профили для плитки, деформационные швы.
Компания «Элион» предлагает большой выбор строительного и...
Покупка и Вывоз Металлолома от 1й Тонны. Комплексные Работы По Демонтажу.
ЧЕРМЕТСЕРВИС на постоянной основе приобретает ЛОМ черных...

«Я попала на сотни тысяч рублей и почти потеряла работу»

«Я попала на сотни тысяч рублей и почти потеряла работу»

Считается, что жизнь рантье — это сплошные радости: знай собирай с квартиросъемщиков дань да разъезжай по Таиланду и Бали. Доля правды в этом есть, но реальность зачастую превосходит ожидания и больно бьет владельцев жилья по голове. Москвичке Александре излишнее доверие к арендатору-мигранту обошлось очень дорого.

«У нашей семьи есть две квартиры в новостройках, одна в Подмосковье, а вторая в спальном районе Москвы, — рассказывает девушка. — Родители купили их, но оформлена вся недвижимость на меня. В жизни семьи был период лет пять назад, когда удалось хорошо заработать, и родители решили, что лучшее вложение — это жилье, и лучше выбрать квартиры подешевле, но две. Вроде как, мне будет, где жить, а вторую квартиру будем сдавать.

Мы все с Севера, и сейчас родители так и живут там, а я — в московской квартире, но по работе постоянно (минимум два раза в месяц) летаю за границу: работаю с группами туристов, которые интересуются российской экзотикой (Сибирь, Дальний Восток), и наоборот — с нашими, которых сопровождаю в Европу».

Сначала все шло, как задумывали родители: обе квартиры оформили на дочь, которая и занималась всеми делами в Москве — просмотрами, оформлением сделок и так далее. Квартиру в Подмосковье выбрали с ремонтом, а в московской ремонт Александра вложила свои гонорары. Мебель тоже покупала постепенно.

«Мы, на самом деле, никакие не рантье, как к этому подступиться, толком не знали, — говорит девушка. — В итоге сначала в квартире жили знакомые знакомых, потом знакомые знакомых знакомых — я сдавала дешевле рынка, за 12 тысяч, но купила в квартиру только самый минимум мебели, договорились, что будут докупать сами. А главное, жильцы должны были платить за коммунальные услуги. В общем, получилось, что квартиру мы купить купили, а что с ней делать — толком не знали. Вложились по минимуму, сдали за копейки, лишь бы самим с коммуналкой не связываться».

Так прошло около трех лет, съемщики исправно платили, ремонт, конечно, за это время немного попортился, да и мебели не сильно прибавилось. Вкладываться в ремон финансово, а главное — силами и временем, Александра не хотела: работа связана с постоянными разъездами, относительно тихое время только с февраля по апрель, но его девушка обычно тратила на походы по врачам — у нее врожденное заболевание, нужна поддерживающая терапия.

Поэтому когда жильцы сказали, что планируют переезжать, Александра сначала попробовала найти через знакомых таких же непритязательных съемщиков, а когда таковых не обнаружилось, обратилась к риелтору. Он и посоветовал сдать квартиру обычным мигрантам.

«В целом, у нас никакого предубеждения против мигрантов нет, и даже сейчас, после всего, что случилось, я думаю, что так мог бы поступить жилец любой национальности, — подчеркивает Саша. — Поэтому я сразу согласилась, и довольно быстро ко мне заселилась семейная пара из Средней Азии. Выглядели они прилично, даже интеллигентно. Правда, когда я через несколько месяцев заглянула в квартиру по какой-то надобности (уже не помню), выяснилось, что эта пара живет на кухне, а в комнате проживают еще человек десять. Но даже это, в принципе, было окей — платили бы себе, и ладно».

На этом этапе все еще было более-менее нормально. Жильцы не задерживали квартплату, конечно, амортизация при этом возросла, но квартира изначально была в неидеальном состоянии. В какой-то момент вся коммуна разъехалась: кто-то вернулся домой, остальные нашли работу на стройке в другом районе. Александре снова пришлось искать съемщиков, и новым жильцом тоже оказался парень-гастарбайтер.

«Я особо и не надеялась, что он будет жить один, но, как ни странно, нового общежития в квартире не было, — рассказывает девушка. — Может, кто-то еще и ночевал, но я, когда заходила в квартиру, видимых признаков не увидела. К тому моменту все уже пошло по накатанной, я не заезжала в квартиру, чаще мы встречались в городе. Потом начались проблемы с оплатой — парень сначала попросил подождать месяц, потому что то ли на работе кинули с оплатой, то ли украли деньги. В принципе, сумма небольшая, так что я напряглась только месяца через три. Он опять чем-то все объяснил, обещал отдать, но, когда мы встретились, выяснилось, что привез он только две трети того, что был должен. Остальное обещал отдать в следующую встречу — и отдал. Подобный случай был еще раз. Ну, неприятно, но не настолько, чтобы выселять его, если честно, тем более что это был самый горячий сезон по работе. Я в Москву буквально приезжала на двое суток, которые проводила дома во сне, и летела дальше».

Главная проблема оставалась за кадром до последнего. «Пришла осень, съемщик платил исправно, и я расслабилась, собиралась в очередную поездку, на этот раз небольшую личную — ужасно хотелось хотя бы несколько дней провести без постоянных разруливаний кучи проблем своих туристов и погулять по Риму, — поясняет Саша. — Купила билеты, оплатила отель — решила специально, что не буду экономить, около тысячи евро на это точно ушло. И уже на паспортном контроле меня остановили и сказали, что я в списках невыездных из-за огромной судебной задолженности».

По закону, сейчас в такие списки можно попасть с долгом от 10 тысяч рублей, а в случае Александры это было около 120 тысяч — накопленная больше чем за полтора года задолженность по квартплате, пени и судебные издержки. «В итоге, ни в какой Рим, понятно, я не попала, потому что столько денег у меня ни на картах не было, ни на счете, — продолжает девушка. — Сбережения я храню на депозите, с собой и на картах была, может, та же тысяча евро, но этого бы все равно не хватило, да и, по-моему, все равно, даже если сразу все оплатить, запрет на выезд не сразу снимается. К тому же я была, мягко говоря, в шоке. В общем, самолет улетел без меня».

Как выяснилось, суд прошел еще летом, и конечно, не явившись, Александра его проиграла. Повестки приходили в Подмосковье, так что о предстоящем разбирательстве она просто не узнала.

«Но самый ужас в другом — на октябрь, после Рима, уже был запланирован дорогой тур с нашей группой, — говорит Саша. — Не представляю, что было бы со мной и моей репутацией, если бы о запрете на выезд я узнала, когда проходила бы паспортный контроль с туристами. На этом фоне и пропавшая дорогая поездка, и то, пришлось срочно снимать со счетов все деньги и гасить долги — это просто мелочи жизни».

Жилец, подставивший Александру, квартиру освободил, и больше девушка ее не сдает — хочет накопить на хороший ремонт и найти арендаторов поприличнее.


Источник: Дом.Лента.ру
15:55
98
Нет комментариев. Ваш будет первым!