Замки для опалубки, комплектующие и запасные части к опалубочным системам.
Наша компания производит комплектующие к опалубке...
Круг
Круг Ст45 ф250мм. Продажа Частями либо целиком.
Гнутый швеллер
Швеллер гнутый собственного производства.
Лист просечно вытяжной
Лист ПВЛ (просечно вытяжной лист) для металлических...
Работы по демонтажу наплавляемой кровли по Самаре и области.
Выполняем работы по демонтажу наплавляемой кровли по...

Срамные места

Срамные места

Фильм-байопик о романе балерины Кшесинской стал скандальным еще до выхода в прокат, а личность главной героини привлекла внимание, пожалуй, даже большее, чем она удостаивалась при жизни. «Дом» выяснил, в каких стенах развивались любовные истории танцовщицы.

До Николая и вместе с ним

Было бы заблуждением считать, что достаток и комфорт балерина Кшесинская приобрела только благодаря своим венценосным и прочим аристократическим покровителям. Ее отец, балетный танцовщик и хореограф, был вполне обеспеченным человеком. Достаточно сказать, что Матильда появилась на свет на даче в Лигово, нанятой родителями, как писала Кшесинская в воспоминаниях, «чтобы проводить лето вдали от пыльного города и дать детям простор и чистый воздух» (будущая прима-балерина была третьим ребенком в семье). «Мы всегда занимали большие квартиры в лучшей части города и непременно с большой залой, в которой отец давал уроки», — рассказывает Кшесинская о своей жизни в Петербурге.

Когда дети подросли, отец семейства купил дом у генерала Гаусмана «в имении Красницы около станции Сиверской, в шестидесяти трех верстах от Петербурга по Варшавской железной дороге». Хореограф обновил двухэтажный деревянный дом, перестроил столовую, где удобно размещались семья и гости. Привычкой к комфорту Матильде пришлось поступиться, когда она поступила в Императорское театральное училище в Петербурге: там воспитанницы жили, можно сказать, по-спартански под присмотром классных дам.

Став балериной Мариинского театра и объектом внимания цесаревича и его родственников — в частности, великого князя Владимира Александровича, — Матильда существенно улучшила свои бытовые условия. В 1892 году танцовщица получила в театре лучшую, по ее словам, артистическую уборную, которая выходила двумя окнами на Царский подъезд. «Я постаралась устроить ее как можно уютнее и наряднее: заказала мебель из светлого дерева, стены обтянула красивым кретоном и повсюду расставила цветы, — писала Кшесинская в воспоминаниях. — В уборной была кушетка, туалетный стол и стулья». В гости к танцовщице до и после спектаклей заходили не только Николай Александрович и его дядья и кузены, но и принц Христиан Датский, герцог Евгений Лихтенбергский и другие аристократы.

По версии Матильды Кшесинской, когда начались ее интимные отношения с будущим императором, она уже не могла жить в родительском доме: визиты к ней возлюбленного считались бы неприличными. Цесаревич подарил танцовщице особняк на Английском проспекте, 18. У этого любовного гнездышка уже была романтическая предыстория: его построил великий князь Константин Николаевич для балерины Кузнецовой, с которой он сожительствовал. По словам Кшесинской, в хорошо обставленном доме с подвалом и садом она ничего не изменила, только заново отделала спальню и устроила себе уборную-будуар. На новоселье, в честь которого балерина устроила небольшой праздник, Николай подарил Матильде золотые водочные чарки.

В 1893 году для интимных встреч использовалась дача в Койрове: большой треугольный в плане дом с колоннадой екатерининских времен. Кшесинская в воспоминаниях рассказала легенду его постройки: «На вопрос, как она прикажет строить, императрица будто бы взяла у одного из близстоящих придворных его треугольную шляпу и сказала: "Вот план дома"».

Любовь ушла, а дом остался

В 1894 году цесаревич обручился с Алисой Гессенской, и Матильда получила отставку. Чтобы бывшая любовница не чувствовала себя незащищенной, Николай препоручил заботы о ней своему родственнику и горячему поклоннику балерины великому князю Сергею Михайловичу, который по просьбе Кшесинской купил ей в Стрельне «прелестную дачу, расположенную посреди обширного сада, простиравшегося до самого моря». Этот дом стал первым местом, где Матильда проявила свою домовитость и талант декоратора. «Стены обтянула кретоном, а мебель заказала у Мельцера, лучшего фабриканта мебели в Петербурге. Я успела также заново устроить и обставить маленький круглый будуар прелестной мебелью от Бюхнера из светлого дерева», — вспоминала танцовщица. Она даже построила у дачи маленькую электрическую станцию с квартирой для электротехника и его семьи: по ее словам, многие ей завидовали, поскольку в Стрельне «даже во дворце не было электричества». Кроме того, на выручку от сезона 1911 года Кшесинская построила в стрельнинском саду своему сыну Вове домик для игр.

Пожилой Сергей Михайлович не мог претендовать на сердце балерины: она отдала его сыну своего давнего близкого знакомого великого князя Владимира Александровича — великому князю Андрею Владимировичу. Князь был моложе ее на шесть лет, но это не помешало их роману, который привел к рождению сына Владимира. Балерине с ребенком и большим штатом прислуги стало тесно в особняке на Английском проспекте, и она решила построить новый дом «в более красивой части города, а не среди дымящихся фабричных труб» и выбрала участок на углу Кронверкского проспекта и Большой Дворянской улицы. Именно этот дом впоследствии вошел в историю русской революции как «особняк Кшесинской».

Планировал и строил довольно причудливый и роскошный особняк в стиле модерн, или ар-нуво, модный архитектор Александр фон Гоген. Оформлением занялась сама балерина. Ей нравилась пестрота стилей: зал — в стиле русского ампира, угловой салон — в стиле Людовика XVI, спальня и будуар — «в английском стиле, с белой мебелью и кретоном на стенах», столовая и примыкающая к ней комната — в стиле модерн. Мебель в комнатах была от фабриканта Мельцера, в хозяйственных помещениях — от Платонова. Ковры, текстиль для занавесей и обивки мебели и даже дверные ручки и шпингалеты в парадных залах особняка Кшесинская заказала в Париже, рояль красного дерева купила у Бюхнера.

Особой гордостью Кшесинской были хозяйственные помещения, в том числе кухня, кладовые и погреба (в них устраивались винные дегустации и ужины), а также две продуманные гардеробные, где она хранила сценические, вечерние и повседневные платья. В верхнем этаже в дубовых шкафах она хранила обычную одежду, внизу — костюмы. «В каждом из четырех огромных шкапов имелась полная опись под номером всего того, что в нем находилось, дубликат которой я держала у себя. По этим спискам я могла всегда послать кого-нибудь привезти мне все, что было мне необходимо», — поясняла в воспоминаниях практичная артистка. К сожалению, сразу после Февральской революции дом был разграблен, а после Октябрьской революции — экспроприирован.

Под небом Франции

Во время нередких наездов на Лазурный Берег Кшесинская с Андреем Владимировичем останавливались в отелях и съемных домах. Это было не слишком удобно, и балерина захотела собственную виллу. В 1913 году великий князь купил Матильде дом в Кап-д'Ай с видом на море за 180 тысяч франков (гигантские по тем временам деньги). Сооружение было не в лучшем состоянии, ремонт и устройство центрального отопления потребовали дополнительных затрат — около 20 тысяч франков. На прилегавшем к вилле скалистом участке были организованы взрывные работы, участок расчистили и построили на нем двухэтажный дом с гаражом и комнатами для гостей, адъютантов великого князя и прислуги. Крыша нового дома стала продолжением террасы сада. Позже Андрей Владимирович прикупил участок соседнего сада, чтобы «устроить теннис для Вовы и маленькую для него крепость».

Обставлялась вилла, названная Alam (палиндром интимного имени Матильды — Mala) с привычной для танцовщицы роскошью. «Я заказала у Дюма в Ницце новую мебель для спальни Андрея в стиле режанс: кровать, бельевой шкап, письменные и туалетный столы, ночной столик, круглый, два стула и кресло», — вспоминает балерина и уточняет, что когда в 1929 году виллу пришлось продать в уплату за долги, мебель она забрала с собой в Париж, куда переехала, чтобы открыть балетную студию.

Принято считать, что последние десятилетия своей жизни в Париже балерина провела в бедности. Однако бедностью ее образ жизни можно считать с большой натяжкой. Она купила «трехэтажный домик» в 16-м округе Парижа — районе не центральном, но вполне респектабельном. Вилла на улице Молитор, 10 так и называлась — Molitor и была окружена небольшим садом. В доме было целых три ванных комнаты (роскошь по тем временам), большая кухня и удобный подвал. В этом доме Кшесинская провела свои зрелые годы с супругом (в конце концов Андрей Владимирович обвенчался с ней; после краха династии Романовых сделать это было куда проще, чем во времена империи) и сыном, там же принимала в специально устроенной студии своих учениц. Уроки старой танцовщицы были популярны и приносили ей определенный доход, которого хватило на долгую достойную старость.


Источник: Дом.Лента.ру
16:51
170
Нет комментариев. Ваш будет первым!